• Кафедра онкологии и ЛТ

ПРОБЛЕМЫ НЕОРИГИНАЛЬНЫХ ПРЕПАРАТОВ В РОССИИ

Почему в России неоригинальные препараты (дженерики, генерики) не всегда соответствуют оригинальным лекарствам? Тема производства, качества и эффективности генериков довольно сложная, поэтому для аргументированной дискуссии эта комплексная проблема требует детального разъяснения.

Равиль Ниязов, кандидат медицинских наук и специалист по разработке и регулированию лекарств, в своей статье всесторонне рассматривает этапы разработки и контроля лекарств-генериков.





Введение


В середине мая 2019 г. Кэтрин Эбан (Katherine Eban), известная своими журналистскими расследованиями, издала книгу «The Bottle of Lie» («Бутылёк лжи»), в которой она обобщила результаты своего многолетнего расследования качества воспроизведенных лекарственных препаратов (англ. generics — генерики / дженерики), производимых за рубежом для продажи на американском рынке. В числе прочего в книге подробно излагаются масштабные махинации индийских производителей генериков, в том числе приведшие к смерти людей (например, вследствие отторжения трансплантата или передозировкам)*. По этой причине целесообразно более подробно осветить эту область лекарствоведения.


Тема безопасности, эффективности и качества воспроизведенных лекарственных препаратов популярна как за рубежом, так и в России. Одни недоверчиво относятся к генерикам, считая их менее эффективными и небезопасными по сравнению с оригинальными лекарствами, которые послужили для них «шаблоном». Другие полагают, что генерики ничем не хуже своих прототипов, поэтому с точки зрения экономии как личных средств, так и бюджета здравоохранения обоснован полный переход на генерики.


В предыдущей статье мы рассказали об общепринятых практиках производства и тестирования генериков, а в этой объясним, почему генерик в Европе и генерик в России — не одно и то же.


Хотя создание генерика не предполагает проведения широкого комплекса доклинических и клинических исследований, а также биологических испытаний, которые требуются для открытия и создания новых лекарств, наука разработки генериков не менее сложна и в ней есть много тонкостей. В частности, по этой причине некоторые оригинальные лекарственные препараты до сих не могут быть воспроизведены должным образом либо из-за технических сложностей копирования, либо из-за необходимости проведения дорогостоящей программы исследований (как правило, это биологические молекулы, липосомальные и мицеллярные препараты, некоторые мази и кремы, препараты для ингаляций и другие), которая не позволит удешевить генерик. Сразу оговоримся, что правильно разработанный, изученный и произведенный генерик, не уступает по качеству, безопасности и эффективности оригинальному препарату. Однако что есть правильно?


Наука создания генериков, или наука воспроизведения, достаточно серьезно перегружена техническими аспектами, в которых медицинским работникам (врачам, провизорам, среднему медицинскому персоналу) сложно быстро разобраться. При этом критически важно, чтобы они понимали (1) существенные характеристики производственных процессов и (2) технические аспекты лекарств, производимых в промышленном масштабе, а также влияние первых двух на клинические свойства конкретного препарата, чтобы выявлять и оценивать риски генериков для конкретных пациентов и принимать соответствующие решения медицинского характера.


Говоря о проблеме генериков в России, необходимо рассмотреть три критичных взаимосвязанных аспекта. См. также инфографику № 1.



Инфографика №1. Общая схема разработки и производства генериков.



Аспект первый. Соблюдение правил надлежащей производственной практики

[этап 8 на инфографике № 1]


Генерики, подобно другим лекарственным препаратам, должны производиться в соответствии с правилами надлежащей производственной практики (англ. good manufacturing practice, GMP). Правила GMP согласовываются на международном уровне (ведущую роль играют Европейский союз и США) и направлены на обеспечение следующих критериев работы.


Критерий первый. Соблюдение общих принципов надлежащего производства


Например, это касается работы в чистых помещениях, контроля качества закупаемого сырья и исходных материалов, документирования всех производственных и испытательных операций, проведения множества контрольных испытаний, четкого распределения ответственности между подразделениями и отдельными работниками предприятия и так далее.


Критерий второй. Производство лекарственного препарата в соответствии с условиями, которые были одобрены при проведении экспертизы на этапе регистрации


Этот аспект должен обеспечивать производство и выпуск на рынок именно того препарата, который по результатам разработки подтвердил свое качество, безопасность и эффективность в соответствующих испытаниях и исследованиях, а также выдержал государственную предрегистрационную оценку.


При соблюдении исключительно первого пункта признать соответствие производства лекарства правилам GMP нельзя, однако в нашей стране под GMP иногда ошибочно понимают соответствие только первому критерию.

Хотя действующие в России правила GMP в некоторой степени эквивалентны правилам Евросоюза (поскольку первые писались на основе вторых), в сфере правил надлежащей производственной практики и производства лекарств решены далеко не все проблемы.


В Европе компания может производить лекарства, только если она успешно выдержала инспектирование (то есть выездную оценку производственной инфраструктуры производителя) и в дополнение ко всем прочим требованиям к лицензированию производства получила сертификат GMP. У нас эти процессы до сих пор не увязаны, то есть локальному производителю лекарств разрешение на производство могут выдать без GMP-сертификата.


В частности это проявляется в отсутствии беспрекословного обеспечения аудиторского следа. То есть полностью проследить все операции, затрагивающие производство и контроль качества лекарства, и подтвердить их первичными документами, включая логи производственного и измерительного оборудования, достаточно сложно (логи — автоматически создаваемые оборудованием записи о своей работе). Это не позволяет полностью доверять документации, которую производители предоставляют на инспектирование или экспертизу. (Экспертиза —государственная документальная оценка правильности разработки лекарства, выполненной производителем). Другими словами, производитель, во-первых, может сделать то, чего не должен был, и это останется незафиксированным, а значит, незамеченным; во-вторых, может документировать то, чего не делал, а должен был.


Кроме того, строгость системы контроля отечественных и зарубежных производителей нельзя признать одинаковой: российский инспекторат GMP пока не состоит, к примеру, в PIC/S — международной организации GMP-инспекторатов, предъявляющих строгие требования к фармацевтическим производителям.

В принципе, факта отсутствия обеспечения аудиторского следа уже достаточно, чтобы признать, что правила GMP в России не работают в полную силу. Представители отрасли, конечно, это вполне осознают.


Аспект второй. Научно обоснованная фармацевтическая разработка и критерии воспроизведенности

[этапы 1–5 на инфографике № 1]


Вторым важным критерием для подтверждения качества, безопасности и эффективности генерика является надлежащая фармацевтическая разработка воспроизведенного лекарственного препарата. По результатам так называемых фармацевтико-технологических испытаний должен быть получен продукт, который соответствовал бы критериям, предъявляемым к генерикам (критериям воспроизведенности).


Этот аспект с хронологической точки зрения предшествует промышленному производству лекарства, которое будет продаваться на рынке, но мы поставили его на второе место, поскольку соблюдению правил GMP в отрасли и среди регуляторов придается непропорционально большее значение.


Чтобы подтвердить, что по безопасности и эффективности генерик не отличается от оригинального прототипа, то есть соответствует критериям воспроизведенности, необходимо соблюсти ряд критериев.


Во-первых, это фармацевтические критерии.


1. Действующее вещество (или несколько — в случае комбинированных лекарств) воспроизведенного и оригинального лекарственного препарата должны совпадать. При определенных условиях допустимы небольшие модификации в химических формах (например, солевых, эфирных или изомерных).


2. Дозировка генерика должна быть равна дозировке оригинального лекарства. Дозировка — содержание действующего вещества в единице дозирования, например 5 мг в одной таблетке. Дозировку следует отличать от дозы — количества лекарственного вещества, поступающего в организм (например, 10 мг на прием).


3. Одинаковая или схожая форма дозирования при одинаковом пути введения. Например, таблетки и капсулы для приема внутрь, предназначенные для немедленного высвобождения действующего вещества, хотя и являются разными лекарственными формами, в случае перорального приема не помешают признанию лекарственного препарата воспроизведенным по отношению к оригинальному, если при этом выполняются другие критерии. Вместе с тем гель и крем для нанесения на кожу — это две разные формы дозирования, которые не могут быть признаны воспроизведенным по отношению друг другу: слишком сильно будет различаться скорость и степень абсорбции их действующего вещества. Таким образом во втором случае различия в форме дозирования повлекут за собой различия в клинических характеристиках.


4. Вспомогательные вещества, используемые в составе генерика, должны быть хорошо изучены и

а) либо быть максимально близки по качественному и количественному составу вспомогательных веществ оригинального лекарства;

б) либо быть стандартными, широко применяемыми в аналогичных лекарственных формах, то есть входить в состав похожих лекарственных препаратов (предпочтительно зарегистрированных в странах со строгим регулированием лекарств, таких как государства — члены ЕС, США, Япония, Канада, Швейцария, Австралия). В случае такой ситуации важно, чтобы вспомогательные вещества, отличные от таковых оригинального лекарства, не влияли на абсорбцию действующего вещества, например, не ускоряли транзит по ЖКТ (такие свойства отмечены, к примеру, у сорбитола, маннитола и других многоатомных спиртов).


5. Примесей в воспроизведенном лекарственном препарате должно быть не больше, чем в оригинальном. Их содержание должно соответствовать международным критериям, установленным руководствами Международного совета по гармонизации технических требований к регистрации лекарств для медицинского применения (ICH).


Во-вторых, воспроизведенный лекарственный препарат по биодоступности действующего вещества должен быть эквивалентен биодоступности действующего вещества оригинального лекарства.


Биодоступность характеризует способность действующего вещества достигать своей мишени в организме человека, будь то рецептор в головном мозге в случае антидепрессанта, вирус внутри клетки в случае противовирусного средства, мишень на поверхности клетки в случае инсулина или мишень в просвете органа в случае соляной кислоты для антацида. Биодоступность определяется скоростью, с которой действующее вещество достигает своей мишени, и количеством этого вещества (доли от содержащегося в форме дозирования).


Биодоступность действующих веществ, содержащихся в воспроизведенных и оригинальных лекарственных препаратах, сравнивают с помощью исследований биоэквивалентности. Биоэквивалентность констатируют, если два лекарственных препарата проявляют примерно одинаковую биодоступность содержащегося в них действующего вещества. (Биоэквивалентность — это эквивалентная биодоступность, а не биологическая эквивалентность).


Исследования биоэквивалентности могут проводиться в условиях in vivo (то есть в клинических исследованиях) и in vitro (например, испытание таблеток на растворение в приборе для растворения). Они направлены на сравнение и подтверждение эквивалентности биофармацевтического качества генерика и оригинального лекарственного препарата. В конечном счете даже клинические исследования биоэквивалентности направлены на оценку биодоступности, характеризуемой, например в случае таблеток, скоростью и степенью абсорбции действующего вещества, поскольку его абсорбция — один из аспектов качества таблетки.


Приведем список факторов (конечно, далеко не полный), влияющий на абсорбцию действующего вещества из таблетки:

(i) физическая форма действующего вещества (например, кристаллическая или аморфная);

(ii) микроскопическая структура действующего вещества в таблетке (размер частиц, распределение частиц по размеру и т. п.);

(iii) дозировка: обычно чем она больше, тем меньше абсорбция (при прочих равных);

(iv) качественный и количественный состав вспомогательных веществ;

(v) форма таблетки;

(vi) размер таблетки (например, крупные таблетки дольше задерживаются в желудке, не позволяя действующему веществу попасть в главный участок абсорбции — тонкую кишку);

(vii) степень прессования таблетки во время производства;

(viii) скорость распада таблетки в желудке или кишечнике. Этот процесс обеспечивает попадание частичек действующего вещества в просвет ЖКТ и возможность их растворения;

(ix) последующая скорость растворения частичек действующего вещества в желудочном или кишечном соке (следует помнить, что абсорбироваться могут только растворенные вещества);

(x) растворимость самого действующего вещества в конкретном сегменте ЖКТ, на которую влияют pH окружения, наличие эмульгаторов, например солей жирных кислот, ионная сила желудочно-кишечного сока, наличие пищи и ее физико-химические свойства и многое другое;

(xi) своевременное прибытие растворенного действующего вещества в тот сегмент ЖКТ, в котором происходит его абсорбция, поскольку многие лекарственные вещества имеют так называемое окно абсорбции и неравномерно всасываются на протяжении ЖКТ. Действующее вещество должно находиться в таком сегменте в течение времени, достаточного для обеспечения абсорбции терапевтического количества.


Качество генерика, складывающееся из его состава и условий производства и хранения, определяет, насколько биодоступность содержащегося в нем действующего вещества будет близка биодоступности действующего вещества оригинального препарата. Если с помощью исследований биоэквивалентности (in vivo, in vitro или их комбинации) мы констатируем эквивалентную биодоступность, то сможем распространить весь профиль безопасности и эффективности оригинального лекарственного препарата на воспроизведенный. При этом не придется повторять весь комплекс доклинических и клинических исследований, который проводился в отношении оригинала. Как правило, биодоступность генерика признается эквивалентной оригинальному препарату, если скорость и степень абсорбции воспроизведенного не более чем на 20 % отклоняются от показателей оригинального лекарства. Проще говоря, биодоступность генерика может не более чем на 20 % отличаться от биодоступности оригинала. Вместе с тем есть исключения, в случае которых границы могут сужаться до 10 % или расширяться до 40 % и более.


Исследования биоэквивалентности, направленные на оценку абсорбции, гораздо чувствительнее к различиям фармацевтических характеристик таблеток двух разных производителей и требуют меньше пациентов и времени. По этой причине они более эффективны, чем сравнение клинических результатов применения генерика и оригинального препарата. Именно поэтому они всегда предпочтительны для подтверждения биофармацевтического качества (и следовательно, безопасности и эффективности) воспроизведенных лекарственных препаратов по отношению к оригинальным прототипам, чем клинические исследования, непосредственно направленные на сравнение безопасности и эффективности по клиническим конечным точкам, например по влиянию на смертность от сердечно-сосудистых осложнений, как в случае антигипертензивных лекарств, или частоту излечения от кожных инфекций, как в случае соответствующих антибиотиков. Такие клинические конечные точки менее чувствительны к различиям в качестве между воспроизведенным и оригинальным лекарственными препаратами. Исследования с оценкой клинических конечных точек требуют больше ресурсов и времени, дорогостоящи и даже не способны отличить две разные молекулы (например, симвастатин от розувастатина при их применении в эквивалентных дозах), поэтому для разработки и подтверждения качества генериков этот подход нерационален.


Вместе с тем следует помнить, что исследования биоэквивалентности направлены на оценку биодоступности, опосредуемой факторами, перечисленными в подпунктах (i)–(xi), а не на оценку показателей качества воспроизведенного лекарственного препарата, перечисленных в списке фармацевтических критериев: количественное содержание действующего вещества, чистота и примеси лекарства и т. д. В частности, ни исследования абсорбции, ни тем более исследования по клиническим конечным точкам не способны обнаружить неадекватный профиль примесей или недостаточную микробиологическую чистоту генерика. Для этого проводятся фармацевтические испытания, направленные на подтверждение фармацевтического качества и фармацевтической эквивалентности.


Ряд фармацевтических испытаний проводится независимо от принадлежности препаратов к генерикам, оригинальным, биоаналогам, растительным препаратам и т. д. Такие испытания обычно высоко стандартизированы и описаны в фармакопее. Это тот минимум, при соблюдении которого можно перейти к оценке биодоступности и доказательству биоэквивалентности. Например, с их помощью убеждаются в подлинности и адекватном количестве действующего вещества, чистоте лекарственного препарата, стерильности (если препарат вводится парентерально или ингаляционно), стабильности и т. д.


Методология подтверждения эквивалентной биодоступности (биоэквивалентности) достаточно хорошо проработана. Наука, направленная на оценку и обеспечение достаточной биодоступности, называется биофармацевтикой, а свойства действующего вещества и формы дозирования, влияющие на биодоступность, — биофармацевтическими. При правильном подходе комплекс фармацевтических испытаний и исследований биоэквивалентности позволяет достаточно надежно проверить качество, безопасность и эффективность воспроизведенных лекарственных препаратов, то есть оценить, насколько правильной была фармацевтическая разработка генерика.


К сожалению, пока немногие отечественные компании-разработчики придерживаются современных стандартов фармацевтической и биофармацевтической разработки. В частности, проводимый ими комплекс исследований нередко является не просто минимальным, а сугубо формальным и не позволяет говорить о том, что разработчик генерика всесторонне проанализировал характеристики оригинального препарата и, опираясь на этот анализ, сумел разработать лекарственный препарат, разобравшись в зависимости между условиями производства, используемым сырьем, возможностями применяемой им аналитической методологии и требуемыми от генерика характеристиками.


Кроме того, проблемы надлежащего документирования проведенных исследований и испытаний, о которых мы уже говорили выше, существуют и здесь: это отсутствие аудиторского следа для клинических исследований биоэквивалентности для оценки абсорбции, проведенных согласно правилам надлежащей клинической практики (GCP), или отсутствие прослеживаемости результатов биоанализа образцов крови до первичных данных либо невалидности биоаналитической методологии.


Аспект третий. Связь разработки и производства

[этапы 6 и 7 на инфографике № 1]


Третий критически важный аспект объединяет предыдущие два. Необходимо обеспечить выпуск на рынок только такого генерика, который производится с помощью той же технологии производства, которая уже позволила получить лекарственный препарат, подтвердивший в соответствующих in vitro— и (или) in vivo-исследованиях свою фармацевтическую эквивалентность и биоэквивалентность по отношению к оригинальному лекарству. Кроме того, такой процесс должен быть стабилен, то есть разные серии генерика должны быть сопоставимы по свойствам, во-первых, между собой, во-вторых, с серией, изученной в исследованиях биоэквивалентности.


Для этого должны выполняться два обязательных условия.


1. В исследованиях биоэквивалентности должен использоваться исследуемый воспроизведенный лекарственный препарат, полученный с помощью опытно промышленного или промышленного процесса производства.


Промышленный процесс (также иногда называемый коммерческим) — это совокупность условий производства лекарственного препарата для продажи, включающая:

– характеристики входных сырьевых и исходных материалов (действующее вещество, вспомогательные вещества, различные растворители, технологические добавки и так далее), а также количество и соотношение этих характеристик;

– условия обработки (например, время перемешивания, температурные условия, время и характеристики грануляции, прессование);

– условия внутрипроизводственных и выпускающих контрольных испытаний

и так далее.


Опытно-промышленный процесс — это уменьшенная копия (но не более чем в 10 раз!) промышленного процесса. Такой процесс ни по каким условиям производства не может и не должен отличаться от будущего промышленного, с помощью которого будет производиться лекарство для продажи. В числе прочего опытно-промышленный и промышленный процессы должны совпадать по производственной площадке и производственному оборудованию (включая настройки и условия обработки). Кроме того, есть и количественное ограничение: размер опытно-промышленной серии не должен быть менее 100 000 единиц твердых форм дозирования (таблеток, капсул). То есть для целей исследования биоэквивалентности нужно использовать исследуемый потенциально воспроизведенный лекарственный препарат, изготовленный с помощью опытно-промышленного или промышленного процесса, размер серии которого равен по меньшей мере 100 000 единиц дозирования. Это международное требование введено для обеспечения устойчивости и стабильности процесса производства.


В России в свое время это требование не было введено в правила оценки биоэквивалентности. В результате направляемый на исследования биоэквивалентности препарат нередко имеет так называемый лабораторный, или инженерный, масштаб производства. В рамках лабораторного производства нарабатывается ограниченное количество препарата (гораздо меньше, чем 100 000 единиц дозирования) исключительно для целей исследования биоэквивалентности (и некоторых других целей, например, для оценки стабильности). Затем в случае успешности исследования биоэквивалентности производственная рецептура (по сути, данные о составе препарата) передается в промышленное производство, где условия производства изменяются и оптимизируются под нужды крупномасштабного выпуска. Но такие изменения и оптимизации сказываются на характеристиках лекарственного препарата (например, на скорости дезинтеграции перепрессованной таблетки или растворении недостаточно однородно размешанного действующего вещества)! Другими словами, уже исследованный лекарственный препарат, полученный в лабораторных условиях в малом масштабе, и лекарственный препарат, который в итоге будет производиться в масштабе промышленного процесса, — это два разных лекарственных препарата, причем биоэквивалентность второго по отношению к оригинальному лекарству не подтверждена и о его биодоступности мы ничего не знаем!


2. Прежде чем одобрить условия процесса производства на этапе до выпуска воспроизведенного лекарственного препарата на рынок, необходимо подтвердить, что производство стабильно, устойчиво и позволяет на преемственной основе получать лекарственный препарат, который выдерживает предъявляемые требования к качеству от серии к серии.


Подтверждение того, что производство стабильно, а получаемый препарат соответствует требованиям к качеству (см. раздел 2), называется валидацией производства. Валидация производства предполагает многократный (обычно по меньше мере трехкратный) прогон процесса от начала и до конца с получением лекарственного препарата в промышленных масштабах (то есть с получением по меньшей мере промышленных серий). В это время оцениваются и условия производства, и качество лекарственного препарата, которые должны соответствовать критериям, установленным в ходе фармацевтической разработки.

Валидация производства тесно связана с биоэквивалентностью, поскольку валидации необходимо подвергать исключительно тот процесс, с помощью которого был получен исследуемый потенциально воспроизведенный лекарственный препарат, успешно выдержавший испытания на биоэквивалентность. Разрыв между параметрами производства, с помощью которых был получен успешно исследованный лекарственный препарат, и параметрами производства лекарственного препарата для рыночных нужд недопустим.


Кроме того, по результатам успешной фармацевтической разработки и валидации процесса производства создается стратегия контроля качества лекарственного препарата и процесса его промышленного производства, то есть отбираются параметры, показатели и критерии, позволяющие убедиться, что новые производимые серии генерика по качеству соответствуют препарату, успешно выдержавшему испытания на биоэквивалентность, и что процесс коммерческого производства не отличается от разработанного и валидированного процесса.

Поскольку в России не соблюдается первое описанное условие, то не выполняется и второе. Это значит, что на рынке находятся лекарственные препараты, которые можно назвать воспроизведенными лишь формально, поскольку только лишь одинаковости действующего вещества, дозировки и пути введения недостаточно для признания лекарственного препарата воспроизведенным, а значит, обеспечивающим эквивалентный с оригинальным лекарственным препаратом клинический результат.


Второй и третий аспекты на этапе экспертизы должны оценивать специалисты в области качества и биофармацевтики. Однако на сегодняшний день в России оценка фармацевтической разработки и валидации процесса производства в соответствии с общемировыми стандартами не проводится, а соблюдение преемственности между разработкой и производством не отслеживается.


В результате, даже если фармацевтическая разработка оказалась успешной, исследования биоэквивалентности доказали сопоставимую биодоступность воспроизведенного препарата оригинальному, а производитель реально соответствует требованиям GMP, отсутствие связи между фармацевтической разработкой и коммерческим производством делает затраченные ресурсы бесполезными, а на рынок выпускается неизученный лекарственный препарат. К сожалению, такое часто случается с отечественными генериками и зарубежными генериками, поступающими со слаборегулируемых рынков (таких как Индия).


На инфографике № 2 показаны задачи государственной экспертизы и контроля, которые либо не выполняются (как в случае большинства этапов экспертизы), либо работают не в полную силу (как в случае инспектирования и выборочного контроля). Во время экспертизы наши специалисты в области фармацевтического качества тратят много усилий на проверку нормативной документации — документа, не существующего за рубежом, и сплошную предрегистрационную лабораторную оценку качества. По рекомендации Всемирной организации здравоохранения от этого подхода из-за неэффективности давно отказались во многих странах. То есть большая часть экспертных ресурсов занимается проверками, которые не вносят реального вклада в оценку качества. Примечательно, что успешный выпускающий контроль качества (этап 9 на инфографике № 1) на основании неправильно составленной и неадекватно проверенной контрольной документации не позволяет убедиться в реальном качестве лекарственного препарата, в том числе в рамках т. н. выборочного пострегистрационного государственного контроля.


Вместе с тем в настоящее время проводится большая работа по переходу на адекватные международно принятые стандарты разработки, производства, изучения, обеспечения качества и экспертизы лекарств в рамках Евразийского экономического союза. Есть надежда, что при систематизированной перестройке всей системы в будущем мы сможем обеспечить соответствие генериков, находящихся на нашем рынке, передовым стандартам качества, безопасности и эффективности.



Послесловие


В тексте описаны только основные проблемы обеспечения безопасности, эффективности и качества воспроизведенных лекарственных препаратов в нашей стране. На деле их гораздо больше, а сама сфера гораздо сложнее, чем представлено. Кроме того, существуют исключения, дополнительные детали и оговорки в области генериков, поэтому приведенное выше описание дает приблизительную, а не исчерпывающую характеристику текущей ситуации.

Кроме того, следует осознавать, что проблемы качества не уникальны для генериков. Любые препараты в зоне риска. Тут важна добросовестность производителя, нежели принадлежность лекарства к генерикам или оригинальным препаратам, биоаналогам, гибридным, растительным препаратам, генным или клеточным препаратам и т. п.


Хотя пока не представляется возможным повсеместно и быстро отказаться от генериков недостаточного качества, важно понимать реальное положение вещей, риски и компромиссы, на которые приходится идти из-за проблем доступности оригинальных лекарств, а также двигаться в сторону реформирования текущей системы контроля за лекарствами.




* Краткий пересказ книги «Бутылёк лжи» есть в телеграм-канале Мета-Ф и в постеРавиля Ниязова на Facebook.


Автор: Равиль Ниязов, к.м.н., специалист по разработке и регулированию лекарств в Центре научного консультирования. Автор образовательного YouTube-канала PhED, ресурса по переводу на русский язык зарубежных документов по разработке и регулированию лекарств PharmAdvisor и Телеграм-канала Мета-Ф, посвященного проблемам лекарств и lifesciences в целом.

Просмотров: 0
Напишите нам, если у вас возникли вопросы:

Информация, представленная на сайте, несет ознакомительный характер и не является рекомендацией для лечения конкретного больного.

Тактика лечения определяется коллегиально врачами-онкологами.

Russia, Moscow

© 2017-2019 by V.Varvara