Нужен ли скрининг рака предстательной железы? Лучше учиться на чужих ошибках




Еще один крупный мета-анализ подтвердил неэффективность популяционного скрининга рака предстательной железы с помощью определения ПСА в крови. Скрининг не оказывал никакого эффекта на снижение показателей общей смертности и смертности, связанной непосредственно с самим заболеванием [1].


В данный мета-анализ вошли результаты 5 крупных рандомизированных исследований, в которые начиная с 1988 года было включено в общей сложности 721 718 мужчин в возрасте от 40 до 80 лет. Максимальное среднее время наблюдения за участниками исследований достигло 18 лет. Скрининг подразумевал определение уровня ПСА в комбинации с пальцевым ректальным исследованием или без него. В зависимости от дизайна клинического исследования интервал между скрининговыми процедурами варьировал от 1 года до 4 лет. В случае превышения уровня порогового значения ПСА (чаще всего >3 нг/мл) проводились стандартные диагностические процедуры, включая биопсию предстательной железы. В контрольной группе мужчины наблюдались в соответствии со стандартами рутинной клинической практики.


Результатом скрининга явилось только увеличение заболеваемости раком предстательной железы за счет выявления ранних (I-II ст.) стадий. В абсолютных значениях – это 7 дополнительных пациентов на каждых 1000 человек, включенных в группу активного скрининга, в сравнении с группой контроля.


При этом смертность от всех причин в группе скрининга и контрольной группе оказалась одинаковой вне зависимости от возраста участников исследования. Скрининг оказывал лишь возможный минимальный эффект на снижение смертности непосредственно от рака предстательной железы, который выражался в том, что через 10 лет наблюдения на каждых 1000 участников в группе скрининга было на 1 смертельный исход меньше в сравнении с контрольной группой. Сомнительный выигрыш в смертности достигался ценой осложнений, связанных с диагностическими и последующими лечебными процедурами. На каждых 1000 участников, включенных в группу скрининга, дополнительно у 1, 3 и 25 мужчин наблюдались септические осложнения, недержание мочи и эректильная дисфункция соответственно.


Анализируя исторический опыт, необходимо вспомнить, что ПСА тест должен был изначально использоваться лишь в качестве инструмента мониторинга за лечением пациентов РПЖ. Но начиная с 1993 г. он был одобрен в США в качестве инструмента для проведения популяционного скрининга рака предстательной железы. В дальнейшем ежегодно на определение ПСА у асимптомных мужчин старше 50 лет в рамках скрининговых программ государство тратило 3 млрд. долларов, что составляло более половины бюджета, выделяемого Национальному институту рака (NCI). К этому необходимо прибавить затраты, связанные с последующими лечебными мероприятиями. Практически 25-летний опыт использования данного теста именно в этом качестве потерпел невиданное фиаско. Рак предстательной железы, который выявлялся с помощью скрининговых мероприятий, не требовал вообще никакого лечения в 30% случаев, т.к. являлся неагрессивным по своей природе и никогда бы не проявился в течение жизни. Во всех других случаях рак предстательной железы, выявленный в ходе стандартной клинической практики, т.е. при появлении минимальных симптомов или жалоб со стороны пациента при самостоятельном обращении его к врачу, может с тем же успехом быть подвергнут лечению, как и рак, выявленный в результате скрининга, без всякого ущерба для продолжительности жизни больного. Единственный «плюсом» скрининговых программ явилась возросшая нагрузка на урологов, связанная с необходимостью проведения диагностических и лечебных мероприятий. Как сказал Ричард Аблин (США), который был одним из открывателей ПСА, в своей книге «Великая мистификация с предстательной железой»: «Я считаю, что использование ПСА теста для скрининга асимптомного рака у мужчин было инициировано ради денег, ради очень больших денег».


Безусловно, неэффективность скрининговых программ связана, с одной стороны, с непониманием четких критериев, ассоциированных с повышенным риском развития рака предстательной железы (наследственность, расовая принадлежность и т.д.), а с другой – с отсутствием дополнительных молекулярных тестов, которые позволили бы понять, какие именно опухоли, выявленные в ходе скрининга, являются агрессивными и требуют немедленного лечения.


Негативные результаты скрининговых мероприятий заставляют нас еще раз задуматься над необходимостью тщательного анализа целей, дизайна и экономической эффективности любых скрининговых программ еще на этапе их планирования.


Автор: Носов Дмитрий Александрович Руководитель онкологического отделения противоопухолевой терапии, Центральная клиническая больница Управления делами Президента РФ, член правления RUSSCO, председатель рабочей группы по разработке Практических рекомендаций RUSSCO, доктор медицинских наук, профессор, Москва


Литература:

  1. Ilic Dragan, et al. Prostate cancer screening with prostate-specific antigen (PSA) test: a systematic review and meta-analysis. BMJ 2018; 362: k3519. doi: https://doi.org/10.1136/bmj.k3519 (Published 5 September 2018).


Источник: RosOncoWeb

Просмотров: 14
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square
Напишите нам, если у вас возникли вопросы:
  • Vkontakte - Белый круг
  • Instagram - Белый круг
  • Facebook - Белый круг

Информация, представленная на сайте, несет ознакомительный характер и не является рекомендацией для лечения конкретного больного.

Тактика лечения определяется коллегиально врачами-онкологами.

Russia, Moscow

© 2017-2019 by V.Varvara